“Все, що робила для мене Аміна я зараз намагаюся зробити для Адама”: Мама Аміни Окуєвої дала відверте інтерв’ю

Ірина Камінська розповіла, коли востаннє спілкувалася з донькою та кому вигідне “очорнення” пам’яті про Аміну Окуєву.

В інтерв’ю Ірина Камінська, мама Аміни Окуєвої, убитої під Києвом 30 жовтня, розповіла, коли востаннє спілкувалася з донькою і чому просила її бути дуже обережною, навіщо з Окуєвої та її чоловіка Адама Осмаєва зняли державну охорону і чому “ольгінські тролі” розпочали активну інформаційну кампанію з очорнення пам’яті Аміни, передають Патріоти України з посиланням на “ГОРДОН”.

Вечером 30 октября 2017 года в 10 километрах от Киева, на железнодорожном переезде в поселке Глеваха, неизвестные расстреляли автомобиль, в котором находились украинские добровольцы, ветераны АТО Амина Окуева и ее муж Адам Осмаев. От попаданий в голову Амина погибла на месте, Адама госпитализировали с ранением в ногу.

Это было не первое покушение на пару. Пять месяцев назад, 1 июня, на Подоле в Киеве мужчина, представившийся Алексом Вернером, журналистом французской газеты Le Monde, выстрелил в Осмаева. Позже выяснилось, что “журналист” – Артур Денисултанов-Курмакаев, киллер чеченского происхождения из Санкт-Петербурга по прозвищу Динго. По данным полиции, “Вернер” договорился с парой об интервью. После беседы попросил Адама пересесть на заднее сидение к супруге, якобы хотел вручить им подарок от редакции и сфотографировать; достал из “подарочной” коробки пистолет “Глок” и выстрелил в грудь Осмаеву. Окуева открыла огонь в ответ из наградного пистолета Макарова и тяжело ранила киллера. Сейчас он под стражей, но отказывается давать показания.

36-летний Адам Осмаев – уроженец Чечни. “Новая газета” называла его членом “влиятельной семьи горских чеченцев”. Дядя Осмаева Амин в 90-х был председателем Верховного совета Чечни. Амина Окуева родилась в Одессе в 1983 году, позже жила в Москве и Грозном, в 2003-м вернулась в Украину. В 2014-м супруги отправились добровольцами на Донбасс, служили в полку милиции особого назначения “Киев”. В феврале 2015-го, после гибели командира Исы Мунаева, Осмаев возглавил Международный миротворческий батальон имени Джохара Дудаева. Сейчас батальон в боевых действиях на востоке Украины участия не принимает.

Амину Окуеву предали земле 1 ноября в Днепре по мусульманским обычаям. Публичного прощания не было, время и место близкие держали в тайне, опасаясь возможных терактов. С мамой Амины одесским журналистом Ириной Каминской редакция “ГОРДОН” связалась спустя несколько дней после трагедии.

– Амина была вашим единственным ребенком?

Загрузка...

– Да, единственным. Я имела счастье быть ее мамой. Мамой, которую очень любили. А счастье быть любимой означает полную самоотдачу, полную заботу о тебе. Это означает никогда не лечь спасть и позвонить даже с фронта: все ли хорошо, дома ли ты, защищена и не голодна? Дочь могла звонить по 10 раз в день, спрашивать, говорить… Вы не представляете, как мне больно.

– Когда последний раз общались с дочерью?

– Мы очень много переписывались. Это было очень личное общение со своими словечками, фразами, мыслями, образами. Как дальше жить, когда этого больше не будет, не знаю.

Я всегда понимала, что Амина – необычный человек. И если ты хочешь быть рядом с таким человеком, должен и сам стать таким.

Все, что делала для меня Амина я сейчас пытаюсь сделать для Адама, потому что ему очень тяжело. Он не сомневался, что рано или поздно это должно было произойти, но мечтал уйти вместе с Аминой. Самое страшное для Адама – остаться одному, остаться без Амины, и ждать, когда встретишься с ней вновь.

– О чем дочь говорила или писала вам перед гибелью?

– Я беру телефон, вижу там “Амина” и сердце выскакивает … Она писала какие-то слова любви. Это всегда был ее основной посыл. Она была очень счастлива последнее время рядом с Адамом. Я позвонила дочери накануне гибели и сказала: “Когда человек так счастлив – он беззащитен, потому что теряет бдительность”. Я попросила ее быть очень острожной и внимательной.

– Мне показалось, что после покушения в июне этого года Амине было очень тревожно и неспокойно.

– Амине было тревожно всегда, потому что любой воин постоянно находится в напряжении. Тем более Амина выполняла роль охранника и защитника для Адама. И взяла на себя эту роль абсолютно сознательно. Попытки Адама каким-то образом отдалить ее, чтобы она меньше находилась в зоне риска, ни к чему не привели. Она лишь ближе и ближе стояла к нему.

– У вас нет обиды на Адама, что он подверг вашу дочь такому риску?

– Никогда в жизни! Нет, нет и нет, что вы?! Это был ее сознательный выбор. Они в первую очередь были товарищами и друзьями, а уже потом мужем и женой. У них были общие убеждения, представления и цели в жизни.

Адам чувствует свою вину, что не уберег Амину. Но мы как верующие люди прекрасно понимаем: каждому отпущен свой срок. Если Всевышний сохранил Адаму жизнь, значит, так нужно было. И Адам сам это прекрасно понимает, просто ему очень тяжело без Амины… Он мне сказал, что каждая секунда рядом с Аминой была для него счастьем. И для меня каждая секунда жизни с дочерью была счастьем. Вот такой она человек.

Есть люди, которые приходят в этот мир с определенной миссией и ведут себя в соответствии с этой высокой целью – достойно. Я недавно зашла в дом, который Адам и Амина снимали под Киевом. У них же не было своего дома, квартиры – не было ничего своего над головой. Я увидела ее вещи и поняла: это вещи нищенки. И не потому, что не было денег, – Адам бы последнее отдал, чтобы купить Амине все самое лучшее, – а потому, что ей по определению это не было нужно.

Амина всегда была аскетом, понимала, как много вокруг ненужной суеты. У нее была цель, и она посвятила ей всю жизнь, а теперь и смерть. Всевышний наделяет таких людей внутренним огнем, харизмой, огромной энергией, умением вдохновлять окружающих. Такие люди становятся героями и легендой. Амина соответствовала этому.

Наверное, людям рядом с Аминой было тяжело: сама непримиримый борец с очень жесткими убеждениями, идеалист и романтик – она требовала этого от других. И у нее было на это право. Она отсекала всех, кто приспосабливался, жил во лжи и обмане. Таких рядом с Аминой по определению не было и быть не могло. Но тем, кто оставался с ней, было нелегко, потому что она жила по своему кодексу и со своими идеями. И жертвовала ради этого всем, в том числе жизнью. Подходить к Амине с точки зрения “ну вот, не уберегли” – совершенно бессмысленно. Она исполняла свою миссию: уберечь и защитить других.

– Вам было тяжело принять выбор дочери?

– Единственное, что мама и папа могут сделать для своего ребенка – не ломать его под свои представления, а помочь ему в призвании, которое он выбрал. И полностью принять этот выбор. Родители никогда не смогут уберечь ребенка от падения, ошибок, шишек на лбу. Но могут дать ему максимальное количество навыков и умений, опыта и знаний, чтобы идти по жизни самому. А дальше… Как мы никому не должны, кроме Всевышнего, так и нам никто не должен.

Поверьте, это не воспитание. Еще не известно, кто кого больше воспитывал и кто кому больше давал: я Амине или она мне. Дочь была человеком, посланным Всевышним. Это не громкие слова, а мое абсолютное убеждение. Амина была не просто идеалистом, она умела воплощать свои идеи в жизнь и заражать ими окружающих. Она очень стремилась, чтобы все вокруг были счастливы.

– Мы говорим всего 15 минут, но телефонная связь уже несколько раз обрывалась. У вас нет ощущения, что вас прослушивают?

– Наверняка прослушивают, это не вчера началось. Ну пусть слушают, им “приятно” будет услышать о хороших людях.

– Когда впервые закралось подозрение, что на проводе висит кто-то третий?

– В 2011–2012 годах, когда закрутилась история вокруг Адама. Не исключаю, что и сейчас наши телефоны прослушиваются так называемой “дружественной” страной по соседству.

Справка. В феврале 2012 года, во времена президентства Виктора Януковича, правоохранители задержали в Одессе Адама Осмаева и гражданина Казахстана Илью Пьянзина после взрыва в одной из квартир. Им выдвинули подозрения в незаконном обращении с оружием и взрывчатыми веществами, позже в СБУ заявили, что с декабря 2011-го по февраль 2012 года задержанные готовили покушение на Владимира Путина, который тогда был премьер-министром РФ и кандидатом в президенты.

Пьянзина по запросу Генеральной прокуратуры РФ украинские власти выдали российской стороне. В сентябре 2013 года в Москве его приговорили к 10 годам лишения свободы. Экстрадировать собирались и Осмаева. Амина Окуева позже вспоминала: “Мы успели подать иск в Европейский суд по правам человека, суд очень быстро вынес решение, и экстрадиция Адама была приостановлена”.

18 ноября 2014 года Приморский райсуд Одессы признал Осмаева виновным в незаконном обращении со взрывчатыми веществами, неосторожном уничтожении чужого имущества и подлоге документа, приговорил к двум годам, девяти месяцам и 14 дням тюремного заключения. Его освободили в зале суда, так как положенный срок он отбыл в СИЗО.

– После покушения летом 2017 года в интернете появилось много странных статьей о биографии Амины и Адама. Кто, по вашему, стоит за этой информационной кампанией?

– А вы как думаете? Слышали когда-нибудь о “фабрике ольгинских троллей”? Когда Россия терпит серьезное поражение – а неудачное покушение на Амину и Адама стало для РФ очень серьезным поражением! – тут же подключает интернет-троллей. “Ольгинские” вбрасывают в интернет-пространство громадное количество грязи для так называемого “черного пиара”.

Зачем? Чтобы никто не говорил, как маленькая хрупкая женщина остановила киллера и стала героем. Чтобы переключить внимание аудитории на ложь и грязь. К сожалению, многие на это ведутся, потому что судят по себе: мол, если для меня деньги превыше всего, значит, и для других деньги превыше всего. Такие люди даже мысли не допускают, что можно по-другому относится к миру, ведь это значит признать себя плохим низким существом.

– Дочь по-человечески задело, что немало людей в Украине, в том числе среди добровольцев, поверили информационным вбросам?

– Амина всегда была выше этого. Она читала и получала информацию, как любой пользователь интернета и социальных сетей, тем более что у нее было громадное число подписчиков в Facebook.

Мы с ней обсуждали эти вбросы, но только с прагматической точки зрения: как этому противодействовать? Думаю, единственно правильным выходом было не реагировать на грязь, быть выше этого. Я ей сказала: “Если они так бесятся, значит, вы с Адамом достали их до печенок, попали в самую болезненное место. Раз они так вышли из себя, знай – ты сильная”.

То, что они убили мою дочь – это от бессилия. Они понимали, что не могут закрыть Амине и Адаму рот. Но они не понимали, что есть люди, готовые отдать жизнь за свои убеждения и не боятся смерти.

– Кого конкретно вы имеете в ввиду, говоря “они”?

– Давайте сузим этот термин. Сузим, потому что мы прекрасно понимаем, кто развязал гибридную войну против Украины. Необъявленную войну. Распадающиеся империи – это всегда очень болезненный и страшный процесс, это гибнущий “Титаник”. Кто конкретно за этим стоит? Где-то Главное разведуправление РФ, где-то – другие российские спецслужбы. Теперь задача украинской власти разобраться, кто конкретно за этим стоит.

Думаю, всем было понятно, что Россия рано или поздно доберется до Амины и Адама. И здесь встает другой вопрос: почему украинское государство не сделало все, чтобы защитить людей, за которыми охотятся и которые являются ключевыми свидетелями?

– Правда, что у Амины и Адама последние месяцы не было госохраны?

– Не было. Охрана была первые два месяца после покушения в июне, после ее сняли, потому что очень дорого. Впрочем, если бы охрана была рядом – полегла бы: машина, в которой ехали Амина и Адам была небронированной.

Но дело даже не в этом. Во многих цивилизованных странах есть программа защиты свидетелей. У меня вопрос: почему государство реально их не защитило? Почему государство настолько слабо, что не сделало элементарного? Это очень страшно, когда в стране происходят теракты, особенно когда в них гибнут близкие. До тех пор, пока государство не начнет защищаться, мы будем вновь и вновь оказываться в подобных ситуациях. И защиты у нас никакой нет. Ни у кого.

Что такое программа защита свидетелей? Это громадная агентурная работа по прослушке, анализу, выявлению связей. Как минимум, надо было разобраться в товарище киллере, который покушался на Амину и Адама в июне. Откуда он взялся, с кем и как связан, от кого получил заказ и финансирование?

– У вас есть ответ на этот вопрос?

– У меня есть ответ. Я получила его от Антона Геращенко, который сказал: к сожалению, в Украине нет закона о защите свидетелей. Нет, хотя это был редчайший случай, когда киллер был остановлен на месте и оказался в руках правосудия.

Сейчас меня интересует только судьба Адама, который остался беззащитен. А его нужно защитить! В связи с этим я задавала вопрос Антону Геращенко и получила ответ, который, надеюсь, сможет убедить меня и реально защитить Адама. Антон сказал, что как депутат Верховной Рады уже разрабатывает законопроект о защите свидетелей. И назовет его именем Амины Окуевой. Мне бы очень хотелось, чтобы подобный закон в Украине был и предусмотрел все страшные моменты, которые привели к гибели моей дочери. Сильное государство отличается от слабого тем, что осуществляют свою главную функцию – защита человека, его жизни и прав.

– Меня очень удивило, что ваша дочь приняла ислам в 17 лет.

– Она приняла его раньше – в 16 лет. Это был вполне осознанный выбор.

– И 16-летнюю красивую девушку не испугали достаточно жесткие ограничения, которые накладывает ислам на женщин?

– Нет никаких жестких ограничений, ислам дает громадные возможности для женщин. Есть единственное право, которое Всевышний дает человеку – право выбора. И этот выбор предопределяет путь. Знаете, почему люди часто говорят: “У меня не было выбора”? Это самообман, потому что выбор есть всегда, и нередко он предполагает смерть. Для Амины этот выбор был очень ясен и точен, она подкрепила его собственной смертью. Это очень глубокий философский вопрос, можно долго о нем говорить, но мне сложно в нынешнем состоянии.

– В открытых источниках очень противоречивая информация о папе Амины…

– …а зачем вам знать про папу Амины? Мне это кажется праздным любопытством. Что вам даст это знание? Давайте я задам вам встречный вопрос: кто ваш папа? Вы захотите или не захотите отвечать, потому что это семейные дела, которые ничуть не меняют представление о том, кто такая Амина.

– Почему дочь выбрала для себя имя Амина, что в нем особенного?

– Давайте будем говорить о вещах, которые касаются сути моей дочери, а не о том, какое у нее имя, фамилия и так далее. Если вас интересуют вещи по существу дела – я вам отвечу. Если вас интересуют сплетни – вы сможете получить информацию от “ольгинских троллей”. Тогда я вам здесь абсолютно не нужна.

– После неудавшегося покушения в июне 2017-го Амина и Адам остались в Украине несмотря на серьезную опасность. Почему они не укрылись на время на Западе, где достаточно сильная чеченская диаспора?

– Раз задаете этот вопрос, значит, не понимаете главного. Есть люди-символы, люди-легенды. Если вы думаете, что можно убежать от судьбы – глубоко заблуждаетесь. Судьба найдет человека везде. Кроме того, когда начинаешь убегать – становишься слабым, потому что заботясь о сохранении своей жизни предаешь собственные идеалы. Думаете, Амина из числа тех, кто будет убегать, показывая слабость? Для нее подобных вопросов априори не стояло. Те, кто знал и понимал Амину, никогда бы не спросили: “А почему она не убежала?”.

Очень сложно убежать, когда тебя ищут по всему миру и тратят на поиски громадные средства. Как вы себе представляете всю жизнь прятаться и жить в подполье? Куда и как бежать? Вы же знаете, насколько длинны руки тех, кто охотился за Аминой и Адамом. Дело даже не в том, что эти руки достанут везде. Дело в том, что Амина и Адам пугали их именно своим бесстрашием. А ведь они привыкли, что их все боятся. Они привыкли, что можно всех купить, а если не купить – запугать, а кого невозможно запугать – убить.

И вдруг появились Амина и Адам, которые открыто демонстрировали: мы не боимся. Не просто демонстрировали, но стали олицетворением силы духа, независимости и свободы. Это самое ценное в человеке. Это то, что я пытаюсь вам объяснить. В принципе, если бы вы поняли это сразу, не задавали бы так много вопросов. Я изначально вам сказала: есть люди, которые выбирают для себя право жить так, как находят нужным. И платят за это право собственной жизнью. И таких людей никто никогда не сможет запугать. По определению.

– Почему ваша дочь завещала похоронить себя рядом с командиром Международного миротворческого батальона имени Джохара Дудаева Иса Мунаевым, погибшим 1 февраля 2015 года под Дебальцево?

– Когда начались боевые действия, у Украины не было армии, она была полностью развалена изнутри. Основной удар приняли добровольцы. Именно добровольческое движение во многом спасло Украину. В это движение пришли в том числе те, кто много лет боролся за Ичкерию. Пришли, потому что осознавали: путь к освобождению их страны лежит через освобождение Украины. Иса Мунаев хотел помочь и помогал Украине, потому что прекрасно помнил, как украинцы в свое время поддержали движение за независимость Ичкерии.

Первое, что сделал Адам, когда его выпустили из тюрьмы, уехал на восток Украины. Там был человек, который объединил чеченских добровольцев и стал символом движения – Иса Мунаев. Легендарный и абсолютно бесстрашный человек, который отдал жизнь за свои убеждения. Ему посчастливилось умереть как воину. И Амине было очень важно умереть как воин. Так и случилось.

– Незадолго до гибели Амина готовила серию авторских программ “Герои Кавказа” для крымскотатарского телеканала ATR. Вы выдели пилотный выпуск, который вышел в эфир на следующий день после трагедии?

– К сожалению, еще не успела посмотреть, не до того было в эти дни… Амина сама писала сценарий, сама готовила программу, много этим занималась. Ей было это очень интересно, она полностью погрузилась в проект, хотела сделать выпуск о первом президенте независимой Ичкерии Джохаре Дудаеве.

Дочь серьезно занялась информационной борьбой и развенчанием мифов о чеченцах и Северном Кавказе. А еще очень предметно взялась за права женщин. Этот вопрос ее очень волновал. Буквально за несколько дней до гибели Амина была в представительстве ООН в Украине, проходила конкурс на соискание должности советника по гендерной политике в области прав женщин. Мне кажется, те, кто проводил собеседование, остались в удивительном состоянии духа после общения с Аминой. Она в первую очередь хотела защитить права женщин в силовых ведомствах и в армии. Когда ее спросили, ощущает ли она гендерные сложности, Амина ответила: никогда не ощущала никаких ущемлений в Украине из-за своей религии, но на каждом шагу сталкиваюсь с ущемлением прав женщин.

Вот вы говорите, мусульманка… А знаете, что такое ущемление прав женщин в армии, силовых структурах или во власти? Амина понимала, что ислам дает громадные возможности для женщин. Но не может быть в государстве ограничений по половому признаку. Ее всегда это очень озадачивало, она всегда с этим боролась. Если нужно было таскать мешки в армии, а ее пытались от этого оградить, она говорила: “Я буду таскать мешки, как таскаете вы, потому что я такой же боец, как и вы”. И она таскала мешки, потому что если ты претендуешь быть на равных с мужчинами, значит, бери и тащи мешок. Так она и делала.

– Что бы для вас стало лучшей памятью о дочери?

– Сильная независимая Украина, которая умеет защищать себя и своих граждан. Умеет не продаваться и не покупаться за 30 сребреников. Цивилизованное, правовое, справедливое государство, где власть достойна народа, а народ – власти. Государство, в котором приятно и не стыдно жить. Государство, которое не зависит от прихотей соседней страны.

Моя дочь всегда верила, что Украина будет такой. Она просто не успела это воплотить при своей жизни. А знаете, почему верила? Не только потому, что была идеалистом, а потому, что умела добиваться своей цели. И готова была ради этого отдать жизнь. Если в течение ближайших 10 лет такое государство удастся построить – это будет лучшим памятником Амине.

Извините за пафос, но мне очень бы хотелось, чтобы жизнь моей единственной дочери, положенная на алтарь свободы, сыграла важную роль в объединении людей в Украине. И в понимании, что именно от их позиции зависит многое, если не все. Лежа на диване или сидя в Facebook очень сложно что-то изменить. Надо встать и реально начать делать что-то полезное для государства и для людей вокруг.

Загрузка...
Загрузка...